Вокруг Австралии за 22 дня

Проделанный путь.

В кои-то веки великолепно выспавшись, подымаюсь ровно в пять утра и заканчиваю с завтраком и уборкой лагеря ещё до рассвета. На рассвете, чтобы не злить понапрасну тревожный индикатор, аккуратно доливаю ещё масла и трогаюсь дальше. Прямо по курсу — Квинсленд и шахтёрский городок Маунт-Айза.

Маунт-Айза чем-то напоминает Порт-Хедланд; та же индустриально-деловая атмосфера вокруг, те же фуры и те же пустынные улицы поутру. Масштабы, впрочем, несопоставимы: руды в Айзе куда меньше, да и не порт она вовсе. За Айзой открываются всхолмленная пустыня, а также неприятный лимит в 100 км/ч. После 130 км/ч в Северной Территории это воспринимается как личное оскорбление. Из принципа устанавливаю круиз-контроль на 104 и еду таким образом дальше на восток. Не доезжая совсем чуть-чуть до городка Клонкарри, поворачиваю обратно на север — к заливу Карпентария. Можно, конечно, пилить по шоссе и дальше и прибыть назавтра прямиком в Таунсвилл, но мы не ищем лёгких путей. К тому же Карпентария меня чем-то издавна манит, и хочется взглянуть на неё поближе.

«Отдыхательное место» Квинсленда. Можно сравнить с местами тут и тут.

Пустыня медленно превращается обратно в саванну. Около полудня останавливаюсь в роудхаусе Бёрк-энд-Уиллс на дозаправку. Чудовищное количество машин и народу; большинство тащит на прицепах либо караваны, либо катера и лодки. Что неудивительно: Карпентария славится своей рыбной ловлей. Покидаю скопление лодочников и еду дальше. Местность вокруг всё дичает и дичает. Не знаю, как это объяснить, но есть в этих краях что-то такое, не от мира сего; и чем дальше на север и ближе к Заливу, тем это заметнее.

Местная саванна.

Неожиданно дорога сужается и превращается всего лишь в одну сиротливую полосу. Несколько километров такого сужения, затем опять две полосы, затем опять одна. Такое повторяется периодически. Нехватка средств на нормальное асфальтирование? Гоню по таким участкам под 120, дабы избежать пыльного уступания дороги в случае встречной машины. То и дело обгоняю лодочные прицепы: видимо, сейчас в Заливе самый рыболовный сезон. Весь этот регион, кстати, так и называется — Gulf Country, «Призаливье».

Неожиданные сужения дороги. Фотография датируется днём позже.

Чем дальше на север, тем больше усиливается впечатление дикости и доисторичности всего этого края. Схожие ощущения у меня возникают, когда я вижу по телевизору болота американской Луизианы: будто вот-вот из окружающего перелеска сейчас выползет какой-нибудь огромный ящер, или даже не ящер, а демоническое создание из кошмаров Стивена Кинга. Выползет, посмотрит на тебя равнодушно, и уползёт обратно. Периодически сужающаяся до одноколейки дорога усугубляет впечатление. Будто сама цивилизация боится вторгаться в эти края, стараясь как можно меньше занимать в ней места своими асфальтовыми артериями.

Доисторические заросли.

По мере приближения к самому Заливу впечатление чертовщины понемногу рассеивается, но некая доисторичность в воздухе витает всё равно. Проезжаю городок Нормантон, который тоже выглядит как-то диковато, и двигаюсь дальше, к расположенной на самом берегу Карумбе. Саванна уходит на задний план, уступая место огромным песчаным равнинам, явно периодически затапливаемым. Огромная тёмно-серая птица с красным пятном на голове провожает меня с обочины немигающим взором, стоя по колено в воде. А вот наконец, и сам Залив. Что же: спущусь, посмотрю да потрогаю!

Залив Карпентария.

По мутно-зелёным водам Залива ветер гонит быструю, злобную волну. На волне, не обращая на меня никакого внимания, качается пеликан. Залив тёплый на ощупь и солёный на вкус. Ну что же, вот и побывал я в этих краях наконец. Пора ехать обратно на юг и дальше на восток, к новым неизведанным краям и берегам.

Мимо доисторических зарослей еду обратно в Нормантон, где пытаюсь заправить машину на якобы автоматической заправке: одинокая бензоколонка без малейших признаков персонала и каких-либо инструкций, от которой, однако же, пахнет свежим бензином. Пожав плечами, еду дальше и скоро вновь сворачиваю на восток. Теперь — безо всяких уже объездов и крюков в разные стороны, до самого Тихого океана. Лимит неожиданно меняется обратно на 110 км/ч: мелочь, а приятно.

Солнце медленно садится за моей спиной, пока я качу мимо вечереющей призаливной саванны. Неожиданно выпучиваю глаза и притормаживаю: через дорогу переползает гигантская ящерица! Натурально гигантская, с метр величиной. Я даже вижу, как она высовывает раздвоенный язык и равнодушно оборачивается в мою сторону: чего, мол, припёрся? Оставляю её по левому борту и еду дальше, осмысливая впечатление. Всякое я уже на дороге успел повидать: и прытких кенгуру, и глупых эму, но гигантские ящерицы — это, пожалуй, уже перебор. Словно в насмешку надо мною, через десяток километров дорогу мне пересекает ещё один местный житель: длинная, масляно блестящая на солнце, чёрная змея. В весёленькое же место я приехал.

Достигнув городка Кройдон, останавливаюсь на ночлег в тамошнем караван-парке. Уже заезжая на место, снова вижу горящий индикатор неисправности двигателя. Чтоб тебя! Подумаю об этом завтра. Вылезаю и распаковываюсь.

Сегодняшний лагерь.

Поужинав, иду принимать душ. Уже стемнело, и под жёлтыми фонарями неподвижно сидят жирные жабы: по всей видимости, ждут комаров. Остаётся лишь надеяться, что поблизости этих самых жаб не поджидают ядовитые змеи. Комары действительно в наличии, но в терпимых количествах, да и влажность вполне на уровне. Хорошо.

Подведя подсчёты в палатке, выясняю, что опережаю свой график уже на три дня. Тоже неплохо.

Хищные жабы.

Пробег
984,5 км
Бензин
$66,66 (Маунт-Айза)
$41,60 (Бёрк-энд-Уиллс)
Билеты
$15,00 (караван-парк)