Вокруг Австралии за 22 дня

Проделанный путь.

Если на юге штата, в городе Уолпол, от дыхания поутру изо рта вырывался парок, а под Джералдтоном было уже градусов 18, то здесь уже все 25, а то и 30. Тёплый север приближается с каждым километром. С рассветом просыпаются мухи, уже знакомые нам по Калбарри, и начинают снова раздражающе виться возле лица. Интересно, кусаются они или просто любят бесить больших млекопитающих? Наскоро позавтракав и собрав лагерь, прячемся от мух в машину и едем дальше.

Совсем скоро мы достигаем города Карнарвон. В предместьях его располагается старая параболическая антенна, которую НАСА построила в семидесятых годах для слежения за своими спутниками. НАСА с тех пор ушла, а антенна осталась. Предприимчивые карнарвонцы тут же организовали возле неё небольшой музей, который в этот ранний час был, увы, закрыт.

Космическая тарелочка.

С возвышения подле антенны виднеются расположенные вдалеке немногочисленные домики (в городе всего 4 тысячи населения), а также… плантации бананов и манго. Не знал, что они могут расти и в этих засушливых краях.

Не заезжая в Карнарвон, достигаем Т-образного перекрёстка и поворачиваем направо. Крайняя западная точка нашего путешествия достигнута; отсюда дорога будет неуклонно вести нас обратно на восток, по-прежнему забирая при этом к северу. Банано-манговые плантации стремительно кончаются, а на смену им приходят всё те же песчаные кустарники. Постепенно кустарники становятся всё ниже и ниже, а песок — всё краснее и краснее. Это — регион Пилбара, край жарких пустынь и бесчисленных полезных ископаемых.

Сухая трава свёрнута в прикольные бублики.

По обочинам потянулись первые термитники. Выглядят они неэстетично, — больше всего напоминая окаменелый помёт каких-то огромных доисторических животных, — но очень эффектно. Как и весь север Австралии, в сезон дождей этот регион подвержен частым паводкам, и поэтому термитам приходится строиться над землёй. Жилища эти принимают самые разные формы, но пока что нам встречаются только вот эти, помётообразные.

Вдалеке и дорогу с машиной видно.

Сезон дождей, говорите? Да-да, пояс умеренного климата с привычными нам временами года уже позади, и с минуты на минуту мы должны уже пересечь заветный тропик Козерога. Вместо этого, однако, мы въезжаем в полосу масштабнейших дорожных работ. Километр за километром мы вынуждены трястись по твёрдой, пыльной обочине вслед за такими же бедолагами, пока другие пыльные бедолаги, в светоотражающих жилетах и касках, трудятся не покладая рук под палящим солнцем, делая шоссе ещё лучше прежнего. Красная пустыня продолжает тянуться за окном без конца и края.

Красная пустыня и термитники вдалеке.

Пока мы тащимся через всё это безобразие, происходит занятный инцидент. Впереди нас оказывается некая фура, и я принимаю чуть вправо, дабы посмотреть, что там дальше по дороге. Водитель фуры неожиданно тоже принимает вправо, загораживая мне обзор. Чуть позже я повторяю манёвр с той же целью — и вновь водила меня «не пускает». Через какое-то время нас останавливает дородная женщина в жилете и каске, вся покрытая пылью и татуировками, и сообщает, что водила наябедничал на нас по рации и просит принять к меры к нам, повторяющим наглые попытки обгона на участке дорожных работ, где обгон запрещён. Я смеюсь, но Алена это бесит чрезвычайно, и всю дорогу, пока мы продолжаем плестись за бдительным водилой, он исходит гневом по поводу чрезвычайно сознательных граждан. Когда дорожные работы наконец кончаются и начинается долгожданный асфальт, я с наслаждением обгоняю злополучную фуру, и её водитель немедленно показывает нам средний палец. Ален тут же возвращает оскорбительный жест, и путешествие продолжается своим чередом.

Можно заметить пунктирную выпуклую разметку на обочине, а также решётку для скота с предупреждающими чёрно-белыми знаками.

Снаружи жарко (+37°) и по-прежнему пустынно. Вдалеке появляются и исчезают обветренные, полуразрушенные горы. Это очень древний регион: участок земной коры, на котором расположена Пилбара, насчитывает миллиарды лет. Вполне может быть, что это не термитники, а и впрямь окаменелый динозавровый помёт. Очень легко представить себе, что и шоссе, и машины, и люди также исчезнут отсюда очень быстро, а красная пустыня с иссохшими чёрными прутьями кустов останется точно такой же, какой и была, пока её не поглотит ещё через миллиарды лет разбухшее гигантское Солнце.

Пилбара во всём её древнем величии.

Останавливаемся в роудхаусе Нанутарра, заправиться и перекусить. Место довольно оживлённое: на двести километров во все стороны других очагов цивилизации попросту нет. Ем свой стейк с картошкой и наблюдаю за юной темнокожей красавицей, раскаживающей туда-сюда между столиков. Совершенно чётко видно, что кроме кружевного лифчика, под мини-платьем у красотки ничегошеньки нет. После недели в палатке и на колёсах подобные впечатления волнуют кровь чрезвычайно.

Наконец приезжаем в пункт сегодняшнего назначения: город Каррата. В городе удушающе влажно. Рядом со свеженькими зданиями огромного шопинг-центра качаются элегантные кокосовые пальмы. Тропики! Отправляемся в шопинг-центр, где я покупаю два крепких складных стула взамен дряхлых, изломавшихся старых. Также закупаюсь шампунем, благополучно забытым в уолполском мотеле. Из Карраты приезжаем в соседний портовый городок Дампьер (правильно произносить: Дэмпиер, с ударением на «э»), где и становимся на ночлег в тамошнем караван-парке.

Ночёвка с видом на порт.

Каррата — местный центр нефте- и газодобычи, и Дампьер служит крупным перевалочным пунктом, откуда нефть и газ, а также прочие полезные ископаемые, разъезжаются по всему миру. Порт огромный, и уступает по масштабу грузооборота только Порт-Хедланду — который находится совсем недалеко, и который мы посетим уже завтра.

Гостеприимная смотрительница караван-парка долго рассказывает нам про местные достопримечательности, но как только выясняется, что до ближайшей из них пилить аж 18 километров, мы теряем к ним интерес. Питьевая же вода, напротив, интересует нас чрезвычайно, ибо нашей собственной осталось только на пол-канистры. Наполняем опустевшие ёмкости и среди удушающей жары заваливаемся спать. О том, чтобы забираться в спальник, нет и речи: даже когда просто лежишь на нём, пот медленно стекает с тебя, не принося ни малейшего избавления. Тропики! Ну, хотя бы поднадоевших уже песчаных мух поблизости нет, и то хорошо.

Пробег
778,5 км
Бензин
$40,70
$63,70 (Фортескью)
Еда
$35,00 (Нанутарра)
$2,00 (Каррата)
Билеты
$18,00 (караван-парк)
Разное
$58,00 (стулья для кемпинга)
$3,73 (шампунь)