Поездка в Хандорф

14 июня 2010, 08:48
Недалеко от Аделаиды, в получасе езды автомобилем от сити, есть местечко с непривычно немецким названием Hahndorf - эдакий Петушанск. На самом же деле никакими петухами городок не славен, а назван так в честь датского моряка по имени Дирк Хан (Чингис Хану, к сожалению, не родственник). Этот товарищ в 1839 году привёз в Южную Австралию на своём корабле "Зебра" порядка двухсот прусских эмигрантов, за что и был таким образом ими увековечен. По прибытии пруссаки решили держаться друг друга и поселились все вместе - жить-поживать, добра наживать да есть свои любимые сосиски с капустой. Так и возник среди эвкалиптов и кенгуру островок немецкой цивилизации, словно бы вырезанный из прусской глубинки и вклеенный в южноавстралийские просторы. После Первой мировой войны, правда, патриотично настроенные австралийцы переименовали Хандорф в некий Эмблсайд, но годам к тридцатым передумали и вернули всё как есть и поныне.

Туда-то мы и решили двинуться на этих длинных выходных (в понедельник - день рожденья королевы, не шутка). Во-первых, в Германии мы никогда не были, а тут прямо заповедник под открытым небом. Во-вторых, деревья там, по слухам, тоже европейские - а значит, можно вживую полюбоваться на золотую осень. Тут-то всё вечнозелёное по большей части. Ну и, в-третьих, свежий воздух необходим человеку как воздух. Поэтому поводов не поехать решительно не оставалось.

Золотую осень посмотреть, увы, не удалось - всё-таки июнь по местным меркам является декабрём, и все уважающие себя листья давно уже облетели. Голые ветки вязов и клёнов смотрятся достаточно уныло и как нельзя более живо напоминают зимний Питер. Но во всём остальном бродить по Хандорфу оказалось действительно интересно. Дома - и впрямь необычные, каменной кладки, с небольшими оконцами и заборчиками. Выстроены они, по большей части, вдоль главной и практически единственной улицы городка. Встречаются, конечно, и англосаксонские резные крылечки, но даже так всё равно прикольно. Плюс там и сям расставлены декоративные телеги, просто деревянные колёса, а также масса художественных фишек типа коров и свиней, выполненных из крашеного листового железа. Куда ни кинь взгляд - всё его радует.

На улочке очень много всяких магазинов. Торгуют всем, чем угодно. Есть магазин часов, где представлены разнообразнейшие модели этих устройств по самым солидным ценам. Есть магазин свечей, где товар тоже самый разнокалиберный (видел толстенную свечку в человеческий рост) и чрезвычайно пахучий. Есть и магазин кожаных изделий - просторный и без преувеличения битком забитый всякими кожаными диковинами, от шляп и ремней до подстаканников и сёдел. Кожаный магазин запомнился в числе прочего кроликами, живущими за сеткой в самой его глубине, действующим камином у стенки (на улице было свежо, поэтому камин оказался на несколько минут очень кстати), а также совершенно бесплатными стопариками портвейна, раздаваемыми у входа всем желающим. Очень интересный был магазин. Ну и масса всяких остальных тоже была - магазин кукол, магазин аборигенского искусства, магазин сыров, магазин колбас и так далее. В каждом втором магазине, помимо профильного товара, предлагают также купить и самодельный фадж. Фадж - это такая сладость наподобие ириса, каким-то образом делается в домашних условиях и продаётся в плитках по типу шоколадных батончиков. Вкусы он имеет какие угодно - есть даже со вкусом перца чили. Немного такого фаджа мы купили, съели и решили тоже дома попробовать как-нибудь приготовить.

Есть, конечно же, и кабаки - стилизованные, конечно же, под немецкие таверны. Дубовые панели, крепкие деревянные столы, пиво, сосиски и капуста - всё как в московском Мюллере или питерском забыл-название. По случаю недавнего шопинга пришлось ограничиться чаем, но пиво, говорят, там тоже неплохое. Вот, правда, несут его долго - пока ждали, успели слопать все сосиски. Но и народу было изрядно - немаленькое заведение было заполнено изнутри практически всё. Да и на улицах народу тоже было порядком - видимо, аделаидцы тоже любят погулять среди немецковыглядящей экзотики. Бронзовый и изрядно позеленевший Дирк Хан смотрит на всю эту тусовку благодушно и снисходительно.

Помимо магазинов и кабаков, а также лысых деревьев, Хандорф, говорят, славен также своими винами (этим в Южной Австралии славен каждый первый городок) и постоялыми дворами, специально заточенными под всякие романтические уикэнды. Их, увы, посмотреть в этот раз не получилось. Ещё, говорят, есть богатая клубничная плантация с безлимитной клубникой, где платишь только за вход, а дальше собирай сколько хочешь в своё удовольствие. Но в это время года клубника тоже растёт как-то слабо, поэтому плантацию не стали даже искать. В остальном же прогулка выдалась отличная - лютая австралийская зима радовала нас пятнадцатиградусной прохладой, видневшиеся из-за облетевших деревьев пальмы создавали приятный когнитивный диссонанс, а на фоне всего этого нас бесплатно угощали музыкой. На одной стороне улицы наигрывал на гармошке переодетый в тирольца жизнерадостный старичок, а на другой стороне не менее жизнерадостный австралиец в пёстрой курточке наяривал "Don't Worry, Be Happy" - на изрядно потрёпанном и отчего-то шестиструнном банджо.

         
BadBlockкому: Всем
15 июня 2010, 13:20
> Но в это время года клубника тоже растёт как-то слабо, поэтому плантацию не стали даже искать.

— Не сезон, — подумал Штирлиц и ткнулся лицом в снег.