В Пилбару и обратно

Маршрут поездки.

Чем дальше на север, тем больше вокруг становится самых разнообразных шахт и выработок. Стараниями горнодобывающих компаний дороги здесь прекрасного качества и по большей части довольно новые. Их же усилиями возведены и многочисленные железнодорожные полотна, ведущие прямо в Порт-Хедланд (Port Hedland), откуда прекрасного качества руда разъезжается по всему миру.

Шахтёрский труд.

Шахтёрское авто.

Горы вокруг.

Они же.

В посёлке Наллагайн (Nullagine) опять сворачиваю на грунт, на дорогу под названием Skull Springs Road. Она отведёт меня к ущелью Каравайн (Carawine Gorge), которое является моей основной достопримечательностью на сегодня. Вокруг тянутся полуразвалившиеся горы, поросшие кочками спинифекса. Где повлажнее, растут и эвкалипты с бумажно-белыми стволами — так называемые paperbarks.

Где-то неподалёку, кстати, протекает и речушка Пилбара, которая когда-то дала своё имя всему региону.

Дорога та ещё.

Горы и те самые paperbarks.

Попадаются и вот такие деревья.

Ну или такие, с полноценной листвой, где запасы воды позволяют.

Дорога стремительно хужеет. О том, чтобы пуститься по такой на легковушке, нечего и думать. То и дело ныряет вниз и вверх, вправо и влево, и чем дальше, тем раздолбаннее становится. Однако, в живописности ей не откажешь. Повсюду расстилается та самая Пилбара: древние бурые холмы, золотистый спинифекс, белоснежные эвкалипты кое-где. Ни души вокруг. Солнце подымается всё выше, и температура стремительно ползёт к тридцати.

Старые выработки. Белые пятна — возможно, асбест.

Кочки, деревья и холмы.

Холмы, деревья и кочки.

А иногда и вот такие вот нерукотворные «стенки» из песчаника.

Временами попадаются целые поля таких вот палкообразных деревьев.

Дорога делается всё уже и уже, и внезапно её преграждает довольно широкая заводь. Нервно сверяюсь с координатами GPS — уж не свернул ли я куда не надо, и туда ли я по-прежнему еду? Нет, вроде всё правильно. Как учили, пешком перехожу ручей вброд туда-обратно, дабы проверить крепость почвы. Воды по колено, но под ногами довольно надёжный щебень. Выдохнув, врубаю дифлок на всякий случай и на первой передаче, стараясь держать равномерную скорость в 10-15 км/ч, безо всяческих усилий преодолеваю преграду. Уф! Первый в своей жизни брод можно считать пройденным.

Надо на ту сторону.

Ощущая справедливую гордость и радуясь своей выносливой железной лошадке, качу дальше по залитой солнцем и абсолютно безлюдной дороге, которая продолжает петлять и нырять вверх-вниз безо всякой жалости. Да, тут особо не разгонишься: максимальная скорость хорошо если километров 50. Хоть красиво вокруг, и то хлеб.

«Палочные заросли» продолжаются.

Других дорог у них для меня нет.

Цветочек.

Гребни древних холмов.

Спинифексовые кочки.

Они же.

Ближе к концу моего нелёгкого грунтового пути меня подстерегает ещё несколько переправ, но их я также преодолеваю без малейших затруднений. Это река Оуковер (Oakover), с которой я ещё встречусь через часок-другой в более живописных обстоятельствах.

Добро пожаловать на тот берег.

Сушёные деревца.

Выруливаю наконец на асфальт и перевожу с облегчением дух. Но радоваться рано: Каравайн ещё не достигнут. К нему ведёт ещё один десятикилометровый участок грунтовки чуть подальше, местами просто в чудовищном состоянии.

Это ещё хороший участок.

Зато вокруг хоть красиво.

А вот и сам Каравайн. Что и сказать, выглядит прекрасно. Уже пересечённая мною речка Оуковер разливается здесь во всю ширь, подмывая другим своим боком массивную скалу. Заглушив двигатель, неторопливо поедаю бутерброд, любуясь на тихие солнечные красоты. Неподалёку шастает средних размеров варан, но до меня и моей еды ему нет никакого дела.

Ущелье Каравайн.

Оно же, сверху и снизу.

Местный житель.

Передохнув и налюбовавшись величественным ущельем, забираюсь в машину и неторопливо выруливаю обратно на трассу. План-максимум на сегодня выполнен, теперь доеду докуда получится и остановлюсь на ночлег.

Люблю термитники.

По дороге в Марбл-Бар.

Там же.

Трасса продолжает виться и петлять среди древних холмов Пилбары, преодолевать которые по асфальту не в пример легче. Ни единого кемпер-вэна вокруг: одни лишь шахтёрские фуры и внедорожники. Края хоть и живописные, но сугубо рабочие.

Попадаются и гранитные валуны.

А то и просто равнины.

Около половины четвёртого приезжаю в городок Марбл-Бар (Marble Bar). Живёт здесь всего человек 200 или 300, но улицы и домишки на удивление чистые и опрятные — не чета полуаборигенским посёлкам. Местечко носит такое название не потому, что здесь есть знаменитый бар, облицованный мрамором, а потому, что кто-то когда-то набрёл здесь на залежи якобы мрамора. Его, правда, здесь нет совсем, зато есть много солнца, и городок носит почётного звание «самого жаркого в Австралии» — в 1923-24 гг. здесь однажды аж сто шестьдесят дней подряд держалась температура за 37°C, установив таким образом ещё не побитый мировой рекорд.

А вот и Марбл-Бар.

Прикольные скульптурки вдоль шоссе.

В местном караван-парке принимаю горячий душ и, угрызая яблоко, решаю, где мне сегодня заночевать. Выбор мой падает на тихое местечко в шести километрах от города. Оно и впрямь оказывается тихим и живописным, а расположившаяся неподалёку пара кемпер-вэнов мне совершенно не мешает. Поставив палатку, пробегаюсь вокруг с фотоаппаратом — времени до захода солнца ещё хватает.

Эвкалипты рядом с якобы мрамором.

Эвкалипты рядом с ручьём неподалёку.

Сегодняшний лагерь.

Вот и ещё один день прошёл.

Пробег
447,2 км
Разное
$5 (душ)