В Пилбару и обратно

Маршрут поездки.

Прекрасно выспавшись на новой подушке, с самого утра принимаюсь за обследование Миллстрима. Когда-то это были фермерские угодья, которые затем выкупило государство и сделало там парк. Неподалёку протекает река Фортескью, в это время года вполне мирная.

Река Фортескью (Fortescue River).

Оглядевшись по сторонам, замечаю дымок от далёкого пожара. Он потом помешает мне проехаться по дороге в парке (Snappy Gum Drive) и полюбоваться его дополнительными красотами. Впрочем, вокруг (Cliff Lookout) и так довольно приятно.

Где-то что-то горит.

Хорошо хоть тут всё спокойно.

Наконец наступает пора ехать дальше. Путь мой лежит обратно к асфальту: то самое шоссе вдоль западноавстралийского побережья, по которому я проезжал год назад в обратную сторону. Изначально я хотел ехать на юг немного другим путём, но внезапно выяснилось, что моя электрочиталка не заряжается от автомобильного USB-адаптера, а без неё мне по вечерам будет довольно уныло. Придётся придвинуться поближе к цивилизации.

Не могу налюбоваться термитниками.

По дороге в г. Паннавоника (Pannawonica).

Там же.

Первым очагом цивилизации становится роудхаус Минилья (Minilya). Пытаюсь попросить у девчонок за стойкой, чтобы они воткнули мою читалку в USB-порт какого-нибудь компьютера, но увы: доступа к таковому у них нет. Поедая картошку с рыбой, думаю, что делать дальше. Решаю в итоге ехать в г. Карнарвон (Carnarvon), остановиться в каком-нибудь караван-парке и упросить кого-нибудь на ресепшене сделать то же самое.

Типичный придорожный роудхаус — в данном случае, Минилья.

Отправляюсь дальше. Ехать по хорошему асфальту легко и приятно. Компанию мне составляют теперь уже не только пропыленные фуры, но и многочисленные кемпер-вэны. Трасса довольно оживлённая и популярная у туристов: народ едет на север, а также на риф Нингалу (Ningaloo Reef), куда я, впрочем, в этот раз не собираюсь.

Живописные булыганы.

Пейзаж постепенно меняется.

Без сухих кустарников и термитников, впрочем, никуда.

По мере продвижения на юг пейзаж за окном постепенно меняется. Бурая земля постепенно краснеет, золотистого спинифекса становится всё меньше, а обветренные древние горы сменяются ярко-красными дюнами. В сухом воздухе отчётливо пахнет морем — побережье не так чтобы далеко — хотя, быть может, мне это лишь кажется. Вскоре я вторично пересекаю тропик Козерога, возвращаясь таким образом в субтропики, а там уже и в умеренные широты.

Прощай, тропики.

По идее, из региона под названием Пилбара я уже выехал — местность, по которой я сейчас еду, известна под собирательным названием Гаскойн (Gascoyne), в честь протекающей неподалёку большой реки (по большей части времени, увы, пересохшей). Разница заметна, если смотреть внимательно. Другая растительность, другой рельеф, другой режим осадков и температур.

Земля красных дюн.

Типичный кемпер-вэн.

Наконец прибываю в Карнарвон. На подступах — уже знакомые мне банановые рощи. Очень непривычно видеть их здесь, посреди дюн и спинифекса. Куда более уместно они выглядят в северном Квинсленде, с другой стороны континента, где этих бананов, а равно и других тропических фруктов — видимо-невидимо.

Бананы Карнарвона.

За постой в местных караван-парках берут неслабо — 28 долларов. Плюс ещё два тётка на ресепшене уговорила меня пожертвовать в счёт Royal Flying Doctor Service — за то, что она таки воткнула мою читалку в USB. Поселение в целом довольно чистое и приятное на вид, но места для палаток расположены буквально в десяти шагах от общей кухни, где до самого поздна о чём-то бубнят и дымят сигаретами постояльцы. Цивилизация — это, конечно, хорошо, но если б не капризная читалка, заночевать где-нибудь вдали от бубнежа было бы намного приятнее.

Сегодняшний лагерь.

Пробег
614,0 км
Еда
$35,20
Разное
$30 (караван-парк)